Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
 
В «Талисмане любви» (CТС) актрисе пришлось закурить и изменить голос
– Трудно быть мужчиной?
– Оказывается, совсем непросто. Никакой актерский талант не может повлиять на собственный тембр голоса. Мужской голос воспроизвести было очень сложно. Зато интересно было копировать пластику мужской походки, разрабатывать мужской принцип взаимодействия с предметами. В этом есть какой-то мне очень приятный авантюризм.
Мой «мужчина» получился каким-то простуженным поэтом-иностранцем, причем со скандинавским акцентом. Хотя, подозреваю, мужские тембр и интонации я неосознанно переняла у Воланда в исполнении Вениамина Смехова. Еще сложно давались сцены с мундштуком. Я некурящий человек, поэтому не знаю, как складывать пальцы, когда куришь. Хотя мне говорят, что в моих руках сигарета смотрится достаточно органично.
– Странное совпадение: и в «Грехах отцов», и в «Талисмане любви» ваша героиня проделывает какие-то фокусы с картами и частенько наведывается в казино.
– Меня это удручает. Мне так ни разу и не показали, как правильно играть в покер. Да и к карточным шулерствам и фокусам я оказалась совершенно не подготовленной. Приходится практиковаться самостоятельно. Я себя просто ненавижу за такое неумение.
– Вы всегда так критичны?
– Я постоянно собой недовольна. Поэтому люблю сказку Андерсена про елочку. Она всю жизнь мечтала, чтобы ее увезли в большой город и нарядили. Елочка думала, что там начнется ее настоящая жизнь. Мне всегда не нравится то, что со мной происходит. Хотя потом я понимаю, что все было очень достойно. Но я все равно продолжаю тратить много своих и чужих нервов на бесконечные переживания.
– Вы сравнительно недавно начали сниматься в сериалах. Как киношная актриса воспринимает этот опыт?
– Я раньше отказывалась от сериалов, потому что предлагали в основном плохие сценарии. Но недавно я посмотрела «Девушку с жемчужной сережкой» – потрясающую по красоте картину со Скарлетт Йохансон в главной роли. После нее решила: всегда буду соглашаться на роли в исторических картинах. Год назад мне предложили сниматься в «Грехах отцов» и одновременно – с тем же составом – в «Холостяках». Я выбрала «Грехи», потому что мне кажется, что раз сериал исторический, значит, он более глубокий, нежели сериал на современную тему. К тому же хотелось после бесконечных погонь и стрельбищ в «Антикиллере» вкусить некой витиеватости во взаимоотношениях, некой изысканности…
– А к тому же в исторических картинах всегда такие потрясающие по красоте костюмы и интерьеры…
– Все верно: приятно видеть себя в красивых платьях и старинных интерьерах! Но самое главное, конечно, не кринолины. Моя героиня в «Талисмане любви» – полная противоположность антикиллеровской. Смена образа очень важна для актера. Это как проверка собственных сил. Нужно правильно носить костюм, разговаривать по-другому. Самое главное, когда играешь героя из другой исторической эпохи, нужно помнить, что время тогда текло совсем по-другому. Надо говорить и двигаться медленнее (что для меня очень тяжело). Нужно понимать, что пока надеваешь многочисленные штрипки, корсеты, кружевные рукавчики и нижние юбки, проходит уже полдня! Одно облачение само по себе было событием в то время! Все события были значимы, каждая выпитая чашка чая, любое замечание – все было очень важно. Я вот, например, очень страдаю из-за того, что в нашем доме не сложилось традиций совместных приемов пищи – завтраков, обедов или ужинов. Раньше каждый семейный ужин становился ритуалом. Мне кажется, что все традиции и ритуалы поддерживают в людях духовность, что важно.
– Но ведь и «Грехи отцов», и «Талисман любви» – сериалы псевдоисторические, ни на каких реальных событиях не основанные. Это вас не смущает?
– Сериалы от этого только выигрывают и становятся более приятными! Ведь актер может сделать со своим персонажем все, что захочет. Хотя мне сейчас хочется сняться в какой-нибудь по-настоящему серьезной исторической картине.
– И какую эпоху вы бы выбрали?
– Я думаю, это мог бы быть XIV-XV век. А я сыграла бы жену Ричарда Третьего. В любом случае, это была бы не Россия и не этот век. Российская реальность вообще в кино отображается как-то странно. Создается впечатление, что у нас в стране живут только менты и бандиты. Поэтому и современная женщина в кино может быть исключительно или женой бандита, или женой мента.
– Представим, вы – режиссер. Какое кино вы хотели бы снимать?
– О жизни простых русских людей, как я их вижу и понимаю. Потому что мне интересна не история, а судьба, психология людей. Мне хочется написать сценарий. Но для меня это дело новое, и я не знаю, с чего начать. Пока просто наблюдаю за людьми и записываю некоторые сцены в маленький блокнотик, который постоянно ношу с собой. Думаю, что в конце концов картина получится про женщин. И про мужчин тоже (хохочет).
– Анастасия Заворотнюк, которая снимается в соседнем с вами павильоне, жаловалась как-то, что видит своих детей исключительно в спящем виде. «Моя прекрасная няня», как и «Талисман любви», тоже выходит в эфир ежедневно. Дочка Маша от отсутствия мамы не страдает?
– Лучше не спрашивайте. Меня терзают постоянные мысли о том, что надо больше времени уделять ребенку. А у меня сил хватает только на то, чтобы просто просмотреть с ней мультфильмы. Хотя сегодня утром мы ходили вместе с Машей в бассейн. И там мне моя дочь закатила страшную истерику. Ей понравились нарукавники у другого мальчика, и она кричала на весь бассейн. Я шла и думала: «Боже мой, как мало я уделяю внимания собственному ребенку. Ведь у меня не хватает влияния, чтобы ее переубедить и успокоить». Она меня совсем не слушает. Потом, правда, за истерикой последовала сцена детского раскаяния. У Маши вообще часто случаются вспышки гнева. Она у нас очень темпераментная особа. Только у таких родителей, как я и Егор, мог родиться такой ребенок…
 
Сайт о Юлианне Карауловой Администратор сайта: Каллет TOP 100 ФАН САЙТОВ - КИНО Голосуйте за этот сайт !!! Matt DamoN